Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD59.40
  • EUR58.06
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 8931
Общество

«Отмечать 9 Мая как раньше нельзя». Как война в Украине изменила отношение ко Дню Победы в Израиле

На фоне войны в Украине ветеранские организации Израиля отменили традиционный парад 9 Мая, а русскоязычные израильтяне переосмысливают любимый праздник. Не оспаривая важность сохранения памяти о великой победе, выходцы из бывшего СССР расходятся во мнениях о том, в какой форме это нужно делать. Исследователи Второй мировой войны обвиняют Россию в присвоении права на Победу и призывают отказаться от продвигаемого ею нарратива. При этом сами ветераны осуждают российскую агрессию против Украины, считают ее несправедливой и сетуют, что новое поколение не извлекло уроков из истории.

Содержание
  • Измененный формат

  • Победный нарратив

  • Моральный груз на совести многих

Измененный формат

В этом году в городах Израиля не состоятся традиционные шествия по случаю Дня Победы. Как пояснил председатель Союза ветеранов Второй мировой войны Авраам Гринзайд, это решение не имеет никакой политической подоплеки, а продиктовано желанием избежать «неприятных инцидентов и провокаций». За последние два месяца из Украины в Израиль приехало более 13 тысяч беженцев и репатриантов, и организаторы опасаются, что парады могут закончиться столкновениями проукраинских и пророссийских активистов.

На том, что в нынешних обстоятельствах отмечать День Победы по привычному протоколу неправильно, настаивает и посол Украины Евгений Корнийчук. В апреле он обратился к израильскому правительству с просьбой перенести празднование с 9-го на 8 мая.

Организаторы опасаются, что парады могут закончиться столкновениями проукраинских и пророссийских активистов

В итоге, по словам Гринзайда, торжественные мероприятия в честь 77-й годовщины Победы пройдут в измененном формате:

«Мы решили придать им в большей степени национальный характер, не забывая братьев по оружию, вместе с которыми мы шли в бой и одержали эту победу. Будут проведены митинги и церемония возложения цветов к 68 памятникам, установленным в память как о героической победе, так и о катастрофе еврейского народа.
Мы делаем это во славу 1,5 миллионов воинов-евреев, которые в составе армий антигитлеровской коалиции одновременно воевали против нацизма, а также в память о более чем 250 тысячах евреев, павших на поле боя. Без победы в 1945 году не было бы Израиля в 1948-м. Наш моральный долг — не забывать об этом».

На главную церемонию на горе Герцля в Иерусалиме в этом году решили не приглашать представителей дипмиссий. «Ситуация очень напряженная», — констатирует Гринзайд. Один из собеседников The Insider признался, что не согласился бы выступать на праздничном митинге в своем городе, если бы на нем присутствовали сотрудники российского посольства.

Еще больше обстановку накалило скандальное заявление главы российского МИДа о якобы еврейском происхождении Адольфа Гитлера. Реагировать на него публично в израильских ветеранских организациях не стали: там дорожат связями с Россией и стараются осторожно высказываться о политике. Однако в разговоре с The Insider люди, связанные с этими организациями, выразили возмущение «в высшей степени удивительной» репликой Сергея Лаврова и назвали обращение к «еврейскому вопросу» «запрещенной, крапленой картой».

Победный нарратив

Из бывших союзных республик в Израиль приехало несколько десятков тысяч участников Второй мировой войны, узников гетто и концлагерей, блокадников Ленинграда. На протяжении многих лет репатрианты и их представители в Кнессете боролись за включение 9 Мая в календарь государственных праздников. Добиться этого удалось только в июле 2017 года, с принятием специального закона. Но несмотря на официальное признание, частью общенародной традиции День Победы над нацистской Германией так и не стал.

Причина — в специфике отношения израильского общества ко Второй мировой войне и участию в ней евреев, объясняет основатель военно-исторического музея «Энергия мужества» Давид Зельвенский:

«После войны здесь формировался облик нового еврея — необремененного грузом погромов и репрессий, сильного и мужественного строителя государства Израиль. Создание Израиля связывали с Холокостом, а не с победой над фашизмом. Израильтяне считали, что это не их война. Поэтому парад ветеранов, по пояс увешанных наградами, вызывал у них большое неприятие».

В итоге в восприятии большинства израильтян 9 Мая так и осталось праздником «русских» евреев.

Споры об уместности празднования Дня Победы на фоне российского вторжения в Украину раскололи русскоязычную общину: одни говорят о необходимости прославлять дедов, которые воевали, пока те еще живы, другие призывают прекратить «победобесие» и перенести официальные церемонии на 8 мая по примеру западных стран.

В восприятии большинства израильтян 9 Мая так и осталось праздником «русских» евреев

Единого мнения о том, в какой форме Израилю следует отмечать годовщину победы над нацизмом, нет и среди исследователей Второй мировой и Холокоста. Так, Эфраим Зурофф, директор израильского и восточноевропейского отделения Центра Симона Визенталя (занимается разоблачением нацистских преступников), убежден, что война в Украине не должна отразиться на репутации праздника:

«Нет никакой связи между парадом, где мы отдаем дань памяти еврейским солдатам, служившим в Красной армии, и военными преступлениями, которые российская армия совершает сегодня в Украине. Россия, безусловно, должна заплатить высокую цену за эту войну, но это не отменяет решающего вклада, который советская армия внесла в победу над нацистской Германией. Историю нельзя изменить».
Нет никакой связи между парадом и военными преступлениями

Противоположной позиции придерживается историк, научный сотрудник Центра диаспоры при Тель-Авивском университете Леонид Смиловицкий. По его словам, действия российских военных в Украине не могут не повлиять на отношение к культу Победы, ставшему одной из идеологических основ путинского режима:

«Когда красноармейцы в 1945-м вошли в Германию, им специальным приказом было запрещено трогать мирное население. Все, кто этот приказ нарушал, то есть убивал, издевался, грабил и так далее, имели дело с военной прокуратурой. А что мы видим сегодня? Российская армия в Украине нарушает принципы, на которых она была построена и на которых было воспитано не одно послевоенное поколение. Я сын участника Второй мировой войны, но считаю, что отмечать 9 Мая, как раньше, нельзя. Нужно искать новые форматы празднования и, конечно, отказываться и от парадов, и от акции „Бессмертный полк“, смысл которой полностью исказили предложением включить в нее портреты солдат, погибших сейчас в Украине.
Есть еще один важный момент. Россия, объявив себя наследницей Советского Союза и Красной армии, узурпировала право на победу 1945 года. Российское посольство награждает наших ветеранов юбилейными медалями в честь очередной годовщины Победы. А внуки этих ветеранов идут служить в израильскую армию и воевать, например, с Ливаном, и на их и наши головы летят ракеты, полученные „Хезболлой“ через Иран от России. К сожалению, ветераны не связывают между собой первое и второе».
Действия российских военных в Украине не могут не повлиять на отношение к культу Победы

Историк и журналист Григорий Рейхман тоже считает, что Израилю давно пора избавиться от нарратива, навязанного Россией как правопреемницей СССР, и выработать новый, «релевантный для еврейского народа»:

«Российская власть превратила этот праздник в гротеск, в профанацию, в торжество победобесия с лозунгом „Можем повторить!“, полностью испохабила саму его идею. Это день не столько победы, сколько памяти и скорби. И мы понимаем это как никто другой, ведь если бы силы антигитлеровской коалиции не сокрушили немцев, евреи как народ перестали бы существовать. Именно это нам и нужно подчеркнуть в собственной традиции празднования Победы. А парады давно себя изжили, ветеранов почти не осталось».

Моральный груз на совести многих

Живущие в Израиле ветераны Второй мировой и жертвы Холокоста признаются, что известие о начале российского вторжения в Украину стало для них потрясением. Глава Союза ветеранов Авраам Гринзайд в знак протеста на время перестал надевать свой китель с боевыми наградами:

«Я пошел на фронт 17-летним мальчиком. В подразделении разведки полка нас было 13 человек: я, единственный еврей, украинцы, русские, мордвин, грузин… И мы делали общее дело — воевали за нашу землю, против общего врага. А сейчас наши внуки друг друга убивают! Нам очень больно от этого. Мы, те, кто прошел ту войну и дожил до этих дней, слишком хорошо знаем цену жизни и цену смерти.
У каждой войны должны быть причины и мотивы. Но лично мне, несмотря на все объяснения, причины этой войны до сих пор непонятны. Мне тяжело дать оценку событиям, это слишком ответственно, но никакой борьбой с националистами, хоть они и есть в Украине, нельзя оправдать страдания стольких людей. Это бряцание оружием меня очень возмущает. Разрушаются целые города, а главное — погибают дети, старики, невинные существа. Я против кровопролития, против войны, я ее осуждаю! Военные действия должны быть прекращены, все проблемы нужно решать только мирным путем».

О необоснованности российской агрессии и недопустимости разрешения конфликтов с помощью войны говорит и руководитель хайфского отделения Союза ветеранов Давид Мальцер:

«Эта война несправедливая, и ведется она против всего народа, хотя [в России] декларируется другое. Причин у нее не было, их просто придумали. Я родился, вырос, жил в Украине, служил там в армии, был защитником нашей общей родины. И никто никогда и подумать не мог, что Украина может подвергнуться нападению со стороны своего соседа.
Особенно меня возмутило то, как война была начата, — внезапно, без объявления, ночным нападением. Можно увидеть много общего с 1941 годом. Когда кончилась Великая Отечественная, мне было десять лет. Несколько лет я провел в гетто. Людьми мы тогда не считались, человеческая жизнь ничего не стоила. Та война научила нас очень многому. Но люди забыли ее уроки. К сожалению, так мы устроены».

Военный историк Владимир Городецкий (имя изменено) скопление 100-тысячной группировки на границе России с Украиной поначалу считал маневрами и не верил, что за этим последует наступление:

«После стольких относительно мирных лет, прошедших после Второй мировой, все мы, конечно, вздрогнули от новой военной грозы. Война продолжается с настойчивостью и бескомпромиссностью, сама ее методика очень жестокая — мир отвык от такого.
Что бы в Украине ни делали так называемые националисты, не оставляет чувство несправедливости, несоразмерности ответных мер — при таком количестве жертв и преступных, совершенно непозволительных действий. Все перевернулось вверх тормашками: понятия гуманизма, человечности, сострадания. Война ведется на уничтожение, на окончательное подавление. Но наш мир сегодня настолько огнеопасен, что эти искры могут разгореться в нечто большее, перекинуться из Украины куда-то еще.
Я родился в 1930 году и прекрасно помню и 22 июня 1941, и время, проведенное в эвакуации. Память о Второй мировой войне до сих пор пульсирует, еще живы те, кто ее застал. Думаю, что сейчас, слушая новости, эти люди проецируют сегодняшние события на то, что сами они пережили тогда, и это очень тяжелые переживания. Сегодняшняя война — тяжкий моральный груз на совести очень многих людей. Пропагандисты прикладывают неимоверные усилия, пытаясь нас убедить в правоте всего этого. Но правды в такой войне нет и быть не может».

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari