Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD58.10
  • EUR56.48
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 9931
Политика

Восставшие из пепла. Как живет Алеппо 10 лет спустя после того, как его сравняли с землей войска Асада и Путина

Алеппо и Мариуполь стали городами-побратимами новой географии российских военных преступлений. Режим Асада при поддержке путинских войск атаковал Алеппо десять лет назад и примерно шесть лет назад получил контроль над городом, к этому моменту уже полностью разрушенным. Российские тактики авиационных и ракетных ударов были практически идентичны нынешнему наступлению на Украину, а многие военные, участвовавшие в разрушении Алеппо, сейчас уничтожают украинские города. Несмотря на то что фактически военный конфликт в Сирии заморожен, страна так и не вернулась к нормальной жизни.

Содержание
  • Алеппо: до и после

  • Россия тренируется на Алеппо

  • Иллюзия нормальной жизни

  • Перспективы восстановления на фоне хрупкого перемирия

Алеппо: до и после

Все живые города уникальны. Все разрушенные города похожи друг на друга. История уничтожения Алеппо началась так же, как и в других частях Сирии: с мирных протестов против режима, который ответил огнем, арестами, пытками, избиениями и исчезновением протестующих. Ранний период войны характеризовало использование сирийским режимом тактик коллективного наказания: так, за три недели лета 2012 года сирийская авиация нанесла удары по десяти разным булочным, где мирные жители стояли в очередях за хлебом. В период с 2012 по 2016 год население города пережило активные боевые действия, бомбардировки, голод и блокады, результатом которых стали разрушенная городская инфраструктура и гибель десятков тысяч людей.

История разрушения Алеппо началась с мирных протестов против режима, который ответил огнем, арестами, пытками, избиениями и исчезновением протестующих

До того, как сирийские обстрелы и российские авианалеты сравняли целые районы с землей, заставив большинство жителей покинуть свои дома, Алеппо был самым населенным городом Сирии и экономическим центром страны. В 2011 году, до начала конфликта, население провинции Алеппо составляло около 4,6 млн человек. По данным ООН, к августу 2016 года его численность составляла чуть более 2 млн человек. Оценки разрушения сходятся на цифре в 45–57% города, 36 тысяч сломанных и поврежденных зданий и 15 млн тонн завалов.

Так выглядел Алеппо после бомбардировки войсками Асада и Путина
Так выглядел Алеппо после бомбардировки войсками Асада и Путина

Алеппо — один из самых древних городов мира. Туристы съезжались посмотреть на его старый город, признанный наследием ЮНЕСКО, с его архитектурой 4000 года до нашей эры, обеспечивая около 12% ВВП страны. Здесь пересекались потоки сырья и оптовой торговли, городские бизнесмены и предприниматели провинции. Стратегическая география города вблизи границы с Турцией и средиземноморскими портами, которые сами по себе были большой частью сирийской экономики до войны, обеспечивала импорт-экспорт. Большую часть экспорта составляла текстильная индустрия, а также традиционные промыслы — мыло, шелк, золото. Крупнейший университет страны выпускал докторов, юристов и инженеров.

Так выглядел Алеппо до войны
Так выглядел Алеппо до войны

Летом 2012 года территория Алеппо стала местом вооруженных столкновений между силами «Свободной Сирийской армии» и войсками сирийского правительства. Впоследствии город оказался разделенным на две части: западный Алеппо, находившийся под контролем правительства, и восточный Алеппо, вышедший из-под его контроля. Восточная часть управлялась сформированными там местными советами. Успехи оппозиции в этой части города стали для соратников по всей стране примером того, как отвоевать территорию у режима Асада и удержать ее. Из-за этих достижений и своего экономического и социального значения Алеппо стал главной надеждой оппозиции. Чем дальше повстанцы продвигались по провинции Алеппо, тем сильнее режим боролся за сохранение своих позиций, пытаясь вернуть контроль над восточной частью города артиллерийскими обстрелами и бомбардировками. Битва за Алеппо стала решающей в ходе войны.

Россия тренируется на Алеппо

Россия начала военную операцию в Сирии в сентябре 2015 года. По различным данным, на тот момент сирийское правительство контролировало лишь от 8 до 30% территории страны. Казалось, что режим падет с минуты на минуту. По официальной версии российских властей, им необходимо было разгромить боевиков-исламистов, в том числе примкнувшим к ним россиян, именно на территории Сирии. В действительности Россия стремилась усилить свое влияние на Ближнем Востоке и на международной арене во избежание изоляции после начала войны с Украиной в 2014 году. Также в ее планы входило защитить Башара Асада, своего союзника в регионе, остановить волну арабских революций, сохранить и расширить свое военное присутствие в стране, получить доступ к естественным ресурсам Сирии, дать боевой опыт армии РФ и испытать вооружение.

Более 300 видов оружия было использовано в Сирии, согласно заявлениям министра обороны Шойгу. Международные, сирийские и российские правозащитные организации множество раз заявляли о действиях российской и сирийской армий, классифицирующихся как военные преступления. Однако они остались полностью безнаказанными. Под лозунгом борьбы с террористами Россия проводила систематические атаки против больниц, школ и жилых районов. Российские тактики авиационных и ракетных ударов были практически идентичны нынешнему наступлению на украинские города. Использовались кассетные и зажигательные боеприпасы, бочковые бомбы, оружие неизбирательного действия, запрещенное международным гуманитарным правом. Прицельно атаковали даже поисково-спасательные группы, «Белые каски», которых Россия называла пособниками одновременно и террористов, и НАТО, и обвиняла в создании фейков. Так была выработана методика double tap, которую применяют российские войска в Украине: за первым ударом следует второй — по людям, собравшимся на месте для помощи раненым. Многие российские военные, участвующие в войне в Украине, служили в Сирии и имеют соответствующие награды.

Под лозунгом борьбы с террористами Россия проводила систематические атаки против больниц, школ и жилых районов

В этой войне Россия и Сирия также использовали голод как оружие. «Капитуляция или голод» — так описывает ООН тактику поддерживаемых Россией сирийских военных по отношению к осажденным городам. В июле 2016 года восточный Алеппо был окружен вооруженными силами сирийского правительства, началась осада, которая заключалась в резком ограничении поставок чистой воды, горючего продовольствия и медикаментов. В осажденных районах оставалось 250–275 тысяч человек. Главная цель — сломить дух гражданского населения в контролируемых оппозицией районах и ослабить их сопротивление. Российская поддержка с воздуха подготовила условия для контратаки режима на земле, и 15 ноября 2016 года сирийская армия начала финальный штурм города. Алеппо пал спустя месяц.

С помощью военной поддержки России и технических консультаций Ирана режим Асада вытеснил повстанцев из Алеппо в декабре 2016 и вернул себе ключевой город. После военного разгрома оппозиции Россия стала медиатором между вооруженными группами и режимом, предоставляя первым возможность сложить оружие и заключить перемирие с режимом или эвакуироваться в контролируемые оппозицией соседний регион Идлиб и запад региона Алеппо, таким образом избавив режим от нежелательных ему элементов.

Иллюзия нормальной жизни

Как можно скорее после взятия Алеппо и окончания активных боев правительство Асада взялось за поверхностные проекты реконструкции, нацеленные на создание иллюзии возврата к нормальной жизни после победы. Власти не предпринимают никаких системных шагов для полномасштабной реконструкции, кроме установления количества разрушенных зданий. Сирия концентрирует свои мизерные ресурсы на проектах реставрации своего имиджа за рубежом, продвигая свою версию событий — благородной борьбы легитимного правительства против религиозных экстремистов.

Власти Сирии концентрируют свои мизерные ресурсы для реставрации своего имиджа за рубежом

За десятилетие войны из страны среднего дохода Сирия превратилась в failed state (несостоявшееся государство), где 90% населения живут за чертой бедности. Развилась военная экономика, яркие примеры которой — поборы на повсеместных блокпостах, торговля заложниками и трупами, фальшивыми документами, освобождение заключенных за выкуп. Это схемы наживы на ситуации, сложившейся из-за военных действий, со стороны бизнеса, близкого правительству Асада, вооруженных группировок, противостоящих сирийскому режиму, или местных авторитетов. Эксперты отмечают, что военная экономика в Сирии в сегодняшнем виде имеет свои истоки в довоенном периоде, когда сперва отец Хафез Асад, а затем его сын Башар Асад приватизировали и либерализировали экономику, но при этом создали систему, при которой крупный бизнес был тесно связан с властью или инкорпорирован в нее и находился под ее контролем.

Жилье восстановили за свои средства те, кто смог себе это позволить. Остальные вернулись в полуразрушенные дома, непригодные для жизни, под постоянной угрозой обрушения. Целое поколение детей выросло без доступа к школьному образованию. Базовые услуги, ранее предоставлявшиеся государством, такие как электричество, водоснабжение и утилизация отходов, почти отсутствуют. По этой причине жители тратят бо́льшую часть своих доходов на оплату этих услуг от частных поставщиков, например, владельцев генераторов. До войны Сирия была экспортером электроэнергии, а теперь не может обеспечить свои потребности.

До войны Сирия была страной-экспортером электроэнергии, а теперь не может обеспечить свои потребности

В стране разрослись индустрии выживания, по сути связанные с продажей своего тела, — международное и местное наемничество для мужчин и секс-работа для женщин. Черный рынок валюты и золота функционирует, несмотря на жесточайшие наказания за любое использование долларов. Многие покинувшие город не вернулись и не собираются, включая предпринимателей, перевезших свои компании в соседние страны. Бывшие владельцы бизнеса в Алеппо называют нехватку рабочей силы, горючего, электричества, оборудования и невозможность импортировать и экспортировать товары из-за санкций среди причин, по которым они не могут восстановить свои предприятия. Заводы и мастерские были разрушены или подверглись мародерству. Также в результате боевых действий были приведены в негодность сельскохозяйственные земли и погиб скот.

В 2018 году сирийское правительство приняло новый закон о недвижимости, который позволяет совершать де-факто любые действия с имуществом сирийцев без какой-либо компенсации и возможности противостоять сносу или застройке их собственности.

Опасаются за свою безопасность и не могут вернуться в страну те, кто был связан с оппозицией, участвовал в протестах или работал журналистом. Остается неизменным и то, от чего бежали многие сирийцы: за последние годы правозащитные организации документировали десятки случаев исчезновений, арестов, пыток, убийств и насильственного призыва в армию вернувшихся беженцев. Таким образом, власти не просто не содействуют, а активно предотвращают возвращение жителей Алеппо в город и препятствуют какому-либо подобию спокойной жизни.

Власти Сирии активно предотвращают возвращение жителей Алеппо в город

Восстановление материальных разрушений возможно, но стороны конфликта и международное сообщество в нем не заинтересованы. И все это несмотря на то, что стабильная и процветающая Сирия — лучший сценарий развития событий для всего мира. Правительство Асада вместе с Россией и Ираном могли бы помочь жителям Алеппо, ограничив беспредел ополченцев и силовиков и остановив преследования людей, обвиненных в связях с оппозицией. Однако это абсолютно воображаемый сценарий развития событий. Режиму вместе с союзниками проще контролировать город, заставлять его выживать, а не жить.

Страны Евросоюза заявляли, что не будут спонсировать реконструкцию Алеппо, пока не увидят признаков настоящей политической транзиции, таких как освобождение политических заключенных, прекращение бомбежек мирных жителей и гражданских объектов, восстановление правосудия для жертв военных преступлений и создание независимого процесса примирения. Санкции США и ЕС против Сирии — препятствие для крупных западных инвестиций в восстановлении Сирии. Подписанный Дональдом Трампом в 2019 году «акт Цезаря» запретил транзакции с сирийским правительством не только для американских, но и для любых лиц. Широта и неопределенность этих санкций создали ситуацию, где государства-доноры, бизнесы и НКО отказываются даже от маленьких проектов. Российские предприниматели заинтересованы не во вложении средств в реконструкцию, а в экстракции ресурсов. Бизнесмены сами признаются в невозможности вести дела в Сирии из-за санкций и последствий войны.

Перспективы восстановления на фоне хрупкого перемирия

Сегодня в Алеппо приезжают туристы, улицы и парки исторического центра заполнены гуляющими людьми, работают магазины, бары и галереи. Впервые спустя 11 лет Башар Асад с семьей посетил Алеппо — для официальной церемонии открытия теплоэлектростанции. С 2020 года конфликт фактически заморожен и боевые действия почти не ведутся. Но в отсутствие политического урегулирования считать войну завершенной нельзя.

Несмотря на прекращение боевых действий, возвращения к довоенному уровню жизни не предвидится. Нынешний режим не регулирует эскплуатирующие сирийцев проасадовские группы, а наоборот, санкционирует их разбой. Власть Сирии пытается контролировать общество силами этих элементов, попутно укрепляя их влияние.

Режим Асада подвержен внешним шокам и существует в состоянии постоянного кризиса — продовольственного, энергетического, валютного, отвечая на все это огромным количеством случайных, эксплуатационных и хаотических мер. Война России против Украины стала очередным таким шоком — с начала вторжения правительство урезало продовольственные субсидии, на которые полагались сотни тысяч людей, и повысило цены на топливо. Особенно опасна нехватка зерна: цены на пшеницу росли и до начала нынешнего кризиса, а из-за невиданной засухи в прошлом году сирийский урожай упал более чем на 60% по сравнению с 2020 годом.

Режим Асада существует в состоянии постоянного кризиса — продовольственного, энергетического, валютного, отвечая на все это огромным количеством случайных, эксплуатационных и хаотических мер

Экономический шок — далеко не единственная угроза хрупкому перемирию. С мая 2022 Турция обещает начать очередную, четвертую с 2016 года военную операцию на севере Сирии с целью создать 30-километровую буферную «безопасную зону» вдоль сирийско-турецкой границы, включающую в себя Телль-Рифъат, город на севере провинции Алеппо. Этот регион контролируется «Сирийскими демократическими силами», широким альянсом, в который входят курдские отряды самообороны YPG, важный союзник США в борьбе с ИГИЛ в Сирии. Турция считает YPG террористической организацией и экзистенциальной угрозой для национальной безопасности. Россия, Иран, США и страны Евросоюза публично высказали свои возражения против этой операции, но вступать в противостояние не собираются.

Российское вторжение в Украину влияет на ситуацию в Сирии разнообразными и не всегда очевидными путями. Турция пользуется своим положением одновременно члена НАТО и союзника России в самый подходящий момент, когда ни РФ, ни западные страны не готовы портить отношения с Эрдоганом. Через несколько дней после саммита в Тегеране между президентами Турции, России и Ирана турецкие и протурецкие силы атаковали позиции сирийской армии в северо-западной Сирии. Россия ответила авиаударом. Автономная администрация северной и восточной Сирии объявила чрезвычайное положение, а жители региона замерли в нервном ожидании.

Судьбы Сирии и Украины связаны сложными глобальными причинно-следственными цепочками. Действия Турции — актуальный пример того, как лишь одна из многих сторон конфликта в Сирии адаптируется и действует исходя из меняющегося из-за войны в Украине международного статуса кво. Наблюдая глобальные последствия этого противостояния в режиме реального времени, невозможно точно предсказать дальнейшие действия нескольких десятков стран и негосударственных формирований-участников в войне в Сирии. Но с высокой степенью уверенности можно заявить, что будет только хуже.

Действия Турции — актуальный пример того, как лишь одна из многих сторон конфликта в Сирии адаптируется и действует исходя из меняющегося из-за войны в Украине международного статуса кво

Более десяти лет войны в Сирии принесли разрушения, которые невозможно оценить с помощью спутниковых снимков и по данным гуманитарных организаций. Глубоко расколотое общество, человеческие потери, психологические травмы, разрушение социальных связей неисчислимы. Не меньшее препятствие к возвращению к нормальной жизни — разрушенная городская инфраструктура. Восстановление Алеппо необходимо для долгосрочной стабильности и процветания Сирии. Если важнейший город страны не может вернуться к жизни, хотя бы отдаленно напоминающей довоенную, то будущее других разрушенных войной городов страны выглядит еще мрачней.

Бессилие — этим словом можно емко описать положение, в котором оказалась Сирия. Асад пользуется политической и экономической нормализацией с арабскими странами, несмотря на то, что они не так давно хотели от него избавиться. Он не может вернуть потерянные территории на севере. Курдско-арабские «Сирийские демократические силы» не могут вернуть территорию, занятую Турцией. Америка, Россия, Израиль и Иран принимают это безвыходное положение. Сирийцы продолжают страдать.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari