Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD61.77
  • EUR64.99
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 11328

Дебаты о миграционных проблемах в Швеции обернулись неожиданным триумфом правопопулистских «Шведских демократов» на парламентских выборах и сменой премьер-министра. Главным пунктом в повестке этой партии было усиление контроля над иммиграцией, и теперь страну, вероятно, ждут новые ограничительные меры. Предвыборная кампания пришлась на волну миграции из Украины, но парадоксальным образом этих мигрантов популисты активно поддержали.

Содержание
  • Шокирующие результаты выборов

  • Корни миграционного кризиса

  • «Швеция переполнена». Но не для украинцев

Шокирующие результаты выборов

«Швеция полностью разделена, и на моей половине люди в шоке», — заявил обозреватель газеты Expressen Йонас Гарделл 12 сентября, после парламентских выборов. Либеральной общественности было от чего растеряться: на выборах в шведский парламент более 20% населения проголосовали за «Шведских демократов» (Sverigedemokraterna, или SD), правопопулистскую партию с воинственной антииммиграционной программой.

В 2014 году, когда премьер-министр Швеции Стефан Лёвен объявил, что его страна примет всех сирийцев, которые доберутся до ее границ, SD уже была третьей по величине парламентской фракцией. Сегодня она на втором месте, и вероятный премьер-министр Ульф Кристерссон (партия «Умеренные»), прежде отвергавший сотрудничество с SD, говорит, что «недемократично не пускать в правительство тех, кого народ хочет там видеть». Согласно опросу Valu, электорат SD вырос за счет других партий, от «Умеренных» (Moderata samlingspartiet) и «Либералов» (Liberalerna, L) до бывших коммунистов из «Левой партии» (Vänsterpartiet, L) и «зеленых» (Miljöpartiet de gröna, MP).

Отток к «Шведским демократам» из других партий с прошлых выборов
Отток к «Шведским демократам» из других партий с прошлых выборов
Источник - Valu

Как пояснил The Insider шведский независимый политический обозреватель Малкольм Дикселиус, усиление SD означает не то, что шведы больше не хотят принимать беженцев (ксенофобское меньшинство было в стране всегда, и «Шведские демократы» только консолидировали его), а то, что избиратели хотят изменить миграционное законодательство, — это, вероятно, теперь и будет сделано.

Корни миграционного кризиса

Шведский миграционный кризис разразился еще в 2010-м, когда число соискателей убежища выросло на четверть. Не всем разрешалось остаться в стране, но гуманный шведский закон (впоследствии отмененный) позволял человеку после отказа в статусе беженца повторно обратиться за ним через четыре года. Поэтому многие «отказники» уходили в подполье — «под землю», как говорят в Швеции, чтобы потом снова предстать перед чиновниками Миграционного управления.

В 2014 году число просителей убежища подскочило на 50%, на следующий год — еще вдвое. Центры временного расселения беженцев создавались по всей стране, чтобы равномерно распределять нагрузку. Мнения местных властей никто не спрашивал, а у тех часто не хватало ресурсов для приема такого количества людей.

Миграционные службы занимались в первую очередь сирийцами, поэтому обращения выходцев из Афганистана, Эритреи, Ирака, Сомали и других стран откладывались на месяцы и даже годы. Все это время соискатели не имели ни права на работу, ни возможности учиться и учить язык (только их дети ходили в школу и имели медицинскую страховку). К тому времени, когда счастливчики получали «позитив», многие из них уже привыкали сидеть на шее у государства. Напряжение среди беженцев усиливалось из-за страха депортации. В 2015 году иммигрант из Эритреи после отказа пришел в магазин ИКЕА в Эрикслунде, взял с полки кухонный нож и зарезал двух покупателей.

У местных жителей создавалось впечатление, что беженцы живут на всем готовом, из-за них в стране растет инфляция и налоги, а шведские старики должны выживать на скромную пенсию (в 2014 году минимальная пенсия в Швеции нетто составляла около 3 тысяч шведских крон — меньше 300 евро). В провинции, особенно в так называемых депрессивных регионах, чрезвычайно сильна поддержка «Шведских демократов».

Число беженцев (тыс. человек) в Швеции с 2011 по 2021 год. Видно небольшое снижение показателей в годы пандемии коронавируса, до нападения России на Украину
Число беженцев (тыс. человек) в Швеции с 2011 по 2021 год. Видно небольшое снижение показателей в годы пандемии коронавируса, до нападения России на Украину
Statista

Помимо экономических факторов, озабоченность шведов вызывает и преступность. Уровень преступности в стране невысок, и притом что доля мигрантов в стране до пандемии коронавируса постоянно росла, преступность в стране снижалась. Однако же в связи с тем, что в среднем социально-экономическое положение мигрантов хуже, чем у коренного населения, высокий (по местным меркам) уровень преступности отмечается преимущественно в мигрантских районах, что и вызывает недовольство шведов. Среди приезжих, подозреваемых в различных правонарушениях, большинство составляют выходцы из Западной Азии, Центральной Азии и различных регионов Африки.

«Шведские демократы» также апеллируют к ценностям, враждебным по отношению к правовому государству, упоминая среди прочего не желающих интегрироваться сторонников шариата. Таких, впрочем, едва ли может быть существенное число, так мусульман в целом в Швеции всего 2,3% и большинство из них не настроены радикально.

Наконец, «Шведские демократы» любят поднимать вопрос о том, как мигранты ради получения статуса обманывают систему. Раньше Швеция не требовала от прибывших никаких документов, да и сирийский паспорт нетрудно было купить в Турции, как показал израильский журналист Цви Ихезкиэли в документальном сериале «Allah is Islam» (2012). Чтобы как-то взять под контроль этот поток, в 2016 году впервые с 1954 года был установлен пограничный контроль между Швецией и Данией. Однако обратно из Швеции можно было выехать свободно. Европейская система оказалась «дырявой»: иммигрант, получивший отказ в одной стране, переезжал в другую и просил убежища как в первый раз, хотя по закону это запрещено. «Шведские демократы» требовали, чтобы все, кто получил статус беженца обманом, были депортированы. Мол, нельзя верить соискателям, которые после первого отказа сообщают о переходе в христианство или об альтернативной сексуальной ориентации ради получения убежища. Такие случаи не были массовыми, но привлекали большое внимание.

«Швеция переполнена». Но не для украинцев

На следующий день после вторжения России в Украину «Шведские демократы» написали на своем официальном сайте: «Швеция переполнена!» Даже левое правительство признало, что новая волна миграции является серьезным вызовом. Уже в апреле в Швецию из Украины стали прибывать до четырех тысяч человек в день. Казалось, все идет к взрыву недовольства. Однако в сентябре 2022 года большинство жителей Швеции соглашаются, что их страна должна принять как можно больше украинских беженцев, а за ограничение иммиграции высказалось лишь ничтожные 2%. Для сравнения: в 2018 году 52% шведов требовали впускать меньше иммигрантов, 33% выступали за существующие нормы и только 14% — за их увеличение (опрос Pew Research).

Отношение шведов к приему беженцев из Украины в сравнении с мнением жителей
Отношение шведов к приему беженцев из Украины в сравнении с мнением жителей
Statista

Даже «Шведские демократы» неожиданно изменили своей националистической риторике. «Страна должна освободить место для женщин и детей (приезжающих из Украины)», — объявил пресс-секретарь партии Людвиг Асплинг. В итоговой резолюции партийной конференции украинские беженцы названы «особенно заслуживающими защиты». Неслыханное дело: убежденные противники иммиграции впервые сказали что-то хорошее о беженцах и одобрили их прием!

Иммигрантов из Украины принимают практически все европейские страны, но их статус определен Директивой о массовой защите, согласно резолюции Европарламента от 1 марта 2022 года. Этот статус предоставляется на год с опцией продления и позволяет перемещенным лицам получать в ЕС вид на жительство, право на работу, жилье, социальное обеспечение и медицинскую помощь. «Директива» остается временной и не позволяет осесть в принявшей стране. Подразумевается, что, когда исчезнет опасность, беженцы вернутся домой. Иными словами, в Швеции украинцы воспринимаются как соседи, нуждающиеся в помощи, а не будущие сограждане. Условия у беженцев в Швеции довольно спартанские. К примеру, те, кто проживает в жилье с включенным питанием, получают примерно $2 в день на взрослого и $1 на ребенка, а проживающие без питания — примерно $6 в день. Прожить только на эти деньги в Швеции совершенно невозможно, поэтому многие беженцы, не имеющие своих доходов, возвращаются в Украину или переезжают в страны с более реальными шансами найти работу. В итоге украинских иммигрантов в Швеции оказалось меньше, чем прогнозировали шведские власти. Из 7 млн украинских беженцев в Европе лишь 45 тысяч человек оказались в Швеции.

Беженцы предыдущей волны тоже вначале получали небольшие деньги. Но они, в отличие от украинцев, могли рассчитывать на новый статус, который обеспечивал им полную и пожизненную заботу страны, щедрой к своим гражданам. У украинцев таких надежд нет. Сюда едут в основном те, у кого в Швеции есть родственники или друзья. Примерно три четверти иммигрантов из Украины, приехавших в первые месяцы войны, самостоятельно решили свои жилищные проблемы.

Для простых шведов также важно, что украинские беженцы — в основном женщины и дети (из Сирии и Афганистана приезжало больше молодых мужчин, что неприятно удивляло местное население, хотя с точки зрения логистики это вполне объяснимо) и в страну они едут на законных основаниях, в то время как значительная доля иммигрантов из Африки, Азии и Ближнего Востока попадала сюда нелегально.

Консенсус шведского общества по отношению к иммигрантам из Украины определяется в значительной степени солидарностью и неприятием путинской агрессии. Среди шведов, как и вообще в западном мире, сильно убеждение, что украинцы сражаются на своей земле за всю Европу. Для Швеции это не пустые слова — здесь всерьез опасаются российской агрессии. Не случайно страна вступает в НАТО, отказавшись от более чем двухсотлетней политики нейтралитета. В отличие от далеких и малопонятных широким массам событий в Сирии, Афганистане, Сомали, Эритреи и других странах, война России и Украины — это в прямом смысле война у порога шведского дома.

У «Шведских демократов» есть своя причина проявлять сочувствие к украинским беженцам. Партию не раз критиковали за связи с Москвой, и сегодня ей приходится дистанцироваться от старых партнеров. Недавно один из ее активистов Ройер Рихтхофф был исключен из SD: на своей странице в Facebook он опубликовал ролик с благодарностью России за «освобождение украинского народа от геноцида и этнических чисток». В другое время коллеги, возможно, не обратили бы внимания на такие «пустяки», но война предъявляет свой счет. «Шведские демократы» смирились с тем, что их называют радикалами и популистами, но не хотят считаться путинистами, потому что более позорного ярлыка в мире не существует.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari